«Это больно»

Продолжая тему старого кино. Есть такой фильм – «Про́клятые не плачут» (The Damned Don't Cry), 1950 год. В нём на несколько секунд появляется вот такое такси:

Фильм не про Бэтмэна, если чё. Почему тогда название Gotham? Поиск по Интернету (в том числе англоязычному, разумеется) показал, что, по-видимому, никто на эту деталь до сих пор не обратил внимания. То ли любители Бэтмэна не смотрят старьё, а ценителей старья не увлекает Бэтмэн. То ли люди ненаблюдательны. А скорее и то и другое. Должно было пройти 70 лет, чтобы я заметил.Collapse )

экскурсии в прошлое

Старые фильмы (в смысле, совсем старые), помимо прочего, хороши тем, что запечатлели как есть эпоху своего создания. Это не современная реконструкция того времени, пусть и сколь угодно приближенная к оригиналу, а именно что сам оригинал. Как люди жили, как себя вели, как одевались. Это сегодня режиссёр даёт распоряжение массовке: «Получайте у костюмера одежду, переодевайтесь и к трём часам все на площадку». А тогда было: «Завтра приходите в своей обычной одежде и сразу снимаем».

Можно сказать, тогда снималась живая жизнь. Не требовалось ничего воссоздавать, вспоминать, как там было – соответственно, не могло быть такого, что что-то забыли, что-то важное пропустили. И не вносилось никаких искажений, не было никаких умолчаний или смягчений, которые неизбежны сегодня даже в самой точной реконструкции – по идеологическим причинам. Некоторые тогдашние вещи для сегодняшнего зрителя не просто непривычны, а немыслимы – что это натурально шокирует. Например, они там курят – все и везде, обычное дело. На рабочем месте, в магазине. Заходит человек в супермаркет, выбирает себе арбуз, тут же достаёт сигарету, закуривает, стряхивая пепел на пол. Можете себе такое представить?!

На картинке кадр из фильма «Узкое место» (Tight spot), 1955 год. Это карточка на столике гостиничного номера, предлагающая заказать по телефону ужин. Нет, ужины не гомосячьи – а жизнерадостные. (Сам фильм не рекомендую – довольно дурацкий.)

Про «возвышенность» любви.

Очень часто доводится встречать утверждение, что самое возвышенное чувство человека, самое высокое проявление его жизни есть любовь. Это настолько общее место, все с этим настолько согласны, что никто никогда даже не задумывается. А между тем, это не так. Последнее становится совершенно ясно, если сие общее место не проскакивать в силу его очевидности, а взять минутную паузу и всё-таки задуматься, осмыслить.

Что такое возвышенность? Проще всего ответить на этот вопрос, рассмотрев противоположность. Что почитается низостью, каких людей аттестуют низкими и что про них говорят? Известно каких и что. Низкий – человек, своим поведением и поступками приближающий себя к животному. Про таких так и говорят: «Ведёт себя, как животное,» – или прямо: «Это не человек, а животное». Из этого следует, что возвышенное – это наоборот от животного максимально далёкое, а САМОЕ возвышенное – то, чего в животных вообще нет.

И если говорить про любовь, то её зачатки у животных вполне можно наблюдать. Когда хозяин долго отсутствует, собака по нему тоскует, его ждёт – что может выглядеть даже трогательно. Для сравнения, чувство ненависти у животных отсутствует даже в зачатках. Животное может испытывать страх или ярость по отношению к какому-то существу. Но когда предмета раздражения рядом нет – животное про него не вспоминает. Если здесь и сейчас всё благополучно, животному ничто не омрачит настроения. Это только человек среди полного здравия и обустроенности может помнить, что где-то в мире всё ещё живёт враг: дышит, ходит и не страдает – и не находить от того покоя. Животное на такое не способно – слишком высокий для этого требуется уровень абстрактности. Так что ненависть – более возвышенное чувство, чем любовь.

Есть ли другие чувства, подобные ненависти? Есть. Например, страх смерти. У животных есть инстинкт самосохранения. Но в отсутствие сиюминутной угрозы жизни, животное смерти не боится. Здоровый и сытый бобик будет блаженствовать. Это только человек в такой ситуации может вспомнить, что когда-то ведь всё равно придётся свидеться с Танатосом. Сразу и сытный обед перестаёт радовать – не то что того бобика. Отсюда всякие причудливые желания и устремления, как вон у Пушкина с его «нерукотворным памятником». «Нет, весь я не умру, душа в заветной лире мой прах переживёт и тленья убежит». Казалось бы, ну всё у человека было – чё хандришь, дурак?! А вот то и хандрит, что человек, а не животное.

В свете сказанного, интересно посмотреть на людей, которые двигают весь мир в сторону ОТ животных, двигают вперёд цивилизацию и прогресс – и, таким образом, находятся на переднем крае всего процесса – а потому должны быть САМЫМИ возвышенными. Это разные учёные, исследователи. Движут прогресс – а что движет ими самими (если рассматривать подлинных учёных, а не карьеристов от науки)? Желание постигнуть, узнать. А это есть лишь развитая форма любопытства. Какому-нибудь Резерфорду было ужасно любопытно дознаться, как же там всё-таки устроен этот чёртов атом. А любопытство очень даже присуще и животным, ничего особо возвышенного тут нет. Какая-нибудь кошка (про которую даже поговорка такая есть) вполне может пойти посмотреть, что это там такое сверкнуло – безо всякой выгоды, возможно, даже себе на погибель. Выходит, в учёных ничего особенно возвышенного нет. В ком же есть? Для этого надо ответить на вопрос: чего не делают животные? А животные никогда не создают ничего нового. Выходит, возвышенный – творец. Кто-то может возразить: как же животные не творцы – вон же птицы вьют гнёзда, бобры строят свои хатки. Только они действительно не создают новое, а раз за разом воспроизводят старое. А творец – это именно новатор, изобретатель. И вот он – да, возвышенный. Возвышеннее учёного исследователя уж точно. Условный Достоевский возвышеннее условного Менделеева. Если тут кому-то стало обидно за учёных, напомню, что им постоянно приходится быть и изобретателями – чтобы делать свои эксперименты. Другое дело, что тут получается, что более благородное проявление подчинено менее благородному – ну да уж простим им.

Итак, какие у нас получились три благородные ипостаси человека? Творец, боритель смерти и – ненавистник. А вовсе не любведарец. Живите с этим.

«Второй приход» или «Эффект гвоздя-2»

Вот я и дописал новое литературное произведение, которое выложил на специально созданной площадке «Худлит». Оно сюжетно продолжает предыдущее – «Эффект гвоздя», которое я выложил там же. Всё как и прежде бесплатно, можно скачивать версии для автономного чтения.

Надеюсь, вам понравится.

Кому и зачем?

Читатель Иван Казаковцев поделился своими соображениями о «Прикладном Лоховедении». Наверное, стоило ждать почти пять лет, чтобы прочитать такой отзыв.

Зачем автор написал книгу, если излечиться от лоховства невозможно? Для кого он её написал?

Эти вопросы часто задавались в группе. Я как читатель попробую дать свои ответы на эти вопросы.

Начнём с первого. Действительно, какой смысл писать эту книгу, если лох – это приговор? Ведь в таком случае получается, что хоть книга и гениальна, но абсолютно бесполезна! Я соглашусь с этим утверждением, если при этом будет сделано уточнение, что книга бесполезна для лохов. Скорее всего, что книга для лохов даже будет вредной. Однако, направляющей силой человечества и доминирующей его частью являются крутые. Вот для них эта книга очень даже полезна!

Чем по-сути является вся человеческая история, все эти смены общественных формаций и укладов? История является не чем иным, как эволюцией технологии рабовладения. Эволюция эта идёт по пути сокрытия самого факта наличия рабства при одновременном увеличении интенсивности использования рабов и смягчении управляющего воздействия на них (прямо как при развитии любой технологии промышленного производства). В чём ценность любой науки? В том, что с помощью открытых ею законов, и сообразуясь с ними, можно получить нужный нам результат. Зная устройство лохов, закономерности их мышления и поведения, можно создавать такие условия, при которых лохи становятся не просто рабами, но рабами-энтузиастами, мнящими себя свободными людьми, не досаждающими хозяевам и стремящимися своё рабство упрочить при почти нулевом управляющем воздействии. Это я привел только один пример из великого множества, каким образом прикладное лоховедение может быть полезным. Если есть польза, то значит и был смысл писать прикладное лоховедение. В общем, можно сказать, что прикладное лоховедение для крутого – это такая же важная и полезная наука, как металловедение для металлурга.

Вот мы и подошли к вопросу о том, для кого автор написал эту книгу. Думаю, что не будет ошибкой назвать крутых элитой человечества. Во все времена образование делилось на элитное и общее. Получая общее образование, человек учится быть винтиком в системе или даже значимым её узлом. Получая элитное образование, человек учится управлять системой, быть вне её и над ней. Таким образом, наука прикладное лоховедение является элементом элитного образования и написана для элиты человечества, т.е. для крутых.

Я верю, что всему своё время. Мы живем в такую эпоху, когда старые элиты деградируют и покидают сцену истории, а новые элиты занимают место, по праву принадлежащее им. Для новой эпохи характерна широкая доступность информации. Если в прошлые времена подобные учебные пособия держались в секрете, то в наше время прикладное лоховедение стало достоянием широкой общественности и новой, всё набирающей силу элиты. Я уверен, что эта книга появилась в нужный момент истории и будет востребована со стороны новой элиты. Таким образом, автор является благодетелем человечества, т.к. своим трудом он облегчит трудности этого перехода.

ссылка на первоисточник


Материал на сайте проекта: http://lohovedenie.org/2019/11/21/why/

Новый PDF.

Читатель, подписавшийся именем Муфусаил, сделал свою версию PDF «Прикладного Лоховедения». Её формат сильно отличается от первой и должен быть более удобным для чтения с телефонов. К тому же, новая версия воспроизводит дополненный текст писа́ния, то есть в ней есть фрагменты про общительность лохов, про соревнование неудачников и более мелкие дополнения, а также две дополнительные иллюстрации. Я залил файл на Яндекс-Диск, все желающие могут скачать его здесь.


Оригинал заметки на сайте проекта: http://lohovedenie.org/2019/07/27/new-pdf/

Рецензия от Ласкового Котика.

Потрясающие эмоции после прочтения. Книга позволила мне сформулировать, обобщить и структурировать некоторые собственные мысли. Я бы вообще вводил такое ядерное чтиво в университетские программы, в адаптированном для этого виде, разумеется.

Ценна она, на мой взгляд, в первую очередь тем, что она позволяет задавать себе правильные вопросы. К сожалению, многие смелые в своём духовном поиске юноши и девушки не имеют толковой инструкции по осмысленному формированию идентичности. К счастью, есть такие книги, которые хоть как-то заполняют этот вакуум, пусть и методом «от противного», т.е. несколько в неявном виде. Но оно и к лучшему. На мой взгляд, это изящный, красивый ход. Ведь многообразие выдающихся людей подразумевает и многообразие подходов для написания книг. И проблемы у этих людей разные. И книжки они часто читают совсем другие. И её универсальность, на мой взгляд, составляет второе её главное достоинство.

Эту книгу в каком-то смысле можно сравнить со стейком. Если дать стейк грудному ребёнку, даже в пережёванном виде – его пищеварительная система разрушится, он испытает очень много боли. Для взрослого же человека это источник белка, благодаря которому он сможет покрыть себя крепкими мышцами. Эта книга написана для психологически взрослых и смелых людей, которые в состоянии пустить ту энергию, которую она высвобождает, на конструктив. К ней нужно быть готовым, иначе от неё будет больше вреда, чем пользы.

ссылка на первоисточник


заметка на сайте проекта: http://lohovedenie.org/2019/06/24/fawning-kitten-review/

Фёдор Михайлович о лохах.

Занимательная заметка от читателя:

Разделение людей на лохов и крутых встречается в детективе Достоевского «Преступление и наказание».

Раскольников, главный герой произведения, пишет теорию о том, что есть «твари дрожащие» (они же просто лохи), а есть «право имеющие» (так называемые «крутые»). Твари дрожащие – обыватели, серая масса, расходный материал истории. Право имеющие – пассионарии, атланты, творцы. Крутые могут убить сколько угодно лохов ради достижения своих целей. Поскольку жизнь лоха ничего не сто́ит, единственный смысл их существования – служение крутым.

Чтобы определить принадлежность к одной из этих групп, Раскольников убил и ограбил двух человек. Он хотел попасть в экстремальную ситуацию, в приключение, что покажет, чего он сто́ит. В передрягу, которая продемонстрирует его силу или слабость. Но преступление привело Раскольникова лишь к мукам совести, они – к раскаянию, а то – на каторгу. Главный герой от содеянного не стал крутым, а лишь осознал своё лоховство.

В конце книги Достоевский делает вывод: если человек родился лохом, то он должен смиренно прожить жизнь лоха. И даже не претендовать на какую бы то ни было крутость. Ибо душу лоха, терзаемую подозрениями о собственном лоховстве, одолевают бесы. А они до добра не доведут.

Источник.


заметка на сайте проекта: http://lohovedenie.org/2019/05/30/dostoevsky-o-lohah/